Сегодня: 11.12.2016   RSS
Твой мудрый Лекарь народная медицина
 



Фотогалерея HQ Все фото...

Душица обыкновенная
 
клевер
 
Зверобой продырявленный

Контакты

e-mail: u-lekar@ya.ru
www.u-lekar.ru
добавить на Яндекс

// Главная arrow Записная книжка Лекаря arrow Абу Али Ибн Сина (Авиценна). «Канон врачебной науки»

Абу Али Ибн Сина (Авиценна). «Канон врачебной науки»

Абу Али Ибн Сина (Авиценна)В Европе средних веков никого нельзя поставить с ним рядом ни по объему разнообразных знаний, ни по талантливости, трудоспособности и гигантским творческим итогам»,— сказал о Ибн Сине видный специалист в области истории медицины профессор Б. Д. Петров.

Деятельность и труды Ибн Сины, известного в Европе под именем Авиценны, составили целую эпоху в истории мировой культуры.

Универсальность научных интересов Ибн Сины исключительна: философия и математика, астрономия и физика, химия и биология, медицина и фармакология, филология и лингвистика. До нас дошло 274 труда Ибн Сины.

Ибн Сина обогатил сокровищницу человеческого знания многими передовыми для того времени идеями и оказал громадное влияние на последующее развитие восточной и западноевропейской прогрессивной философии и науки. Он написал двадцатитомную философскую энциклопедию «Справедливость» и «Восточная философия». Но эти книги были потеряны еще при его жизни. Им помогли исчезнуть без следа исламские ортодоксы, считавшие их еретическими. Исключительно интересны дошедшие до нас философские произведения Ибн Сины «Книга исцеления», «Книга спасения» «Книга указаний и направлений», «Книга знания» и многие другие. Некоторые из них переведены на русский, узбекский и таджикский языки.

Использовав ценное наследие своих предшественников, Ибн Сина создал философию, ставшую в эпоху раннего средневековья вершиной развития теоретической мысли в странах Ближнего Востока. Историки философии уподобляют Ибн Сину его великому античному учителю Аристотелю. И не только по глубине и энциклопедичности знаний, но и по всему строю философской мысли, противоположному всякому догматизму и богословской схоластике. Более того, Ибн Сина критически отнесся к наследию Аристотеля, освободил его от многих платоновских идеалистических наслоений, внесенных восточными неоплатониками, и высказал новые, оригинальные, прогрессивные идеи. Материалистические тенденции аристотелизма в его философии нашли свое дальнейшее развитие.

Ибн Сина сумел преодолеть в философии груз идеалистических традиций ислама и выйти за рамки обязательных предписаний официальной религии и богословия. В противоположность религиозным легендам о сотворении мира Ибн Сина создает философскую систему, взявшую за основу происхождения мира «те состояния бытия, которые происходят из самого бытия и неотъемлемо присущи ему». Ибн Сина верит в объективное существование материи, в ее бесконечность, несотворимость и вечность. Он стремится объяснить явления природы, исходя из ее собственных закономерностей. Сверхъестественная инстанция, по Ибн Сине, не имеет какого-либо влияния на события в природе. Бог осуществляет лишь первый толчок, после которого ему делать нечего — дальше мир развивается по своим собственным законам.

Благодаря своей смелости он совершил настоящий подвиг в науке. Далеко опередив свое время, великий философ писал:

За безбожье свое перед собой одним я в ответе.
Крепче веры моей не бывало на белом свете.
Но коль даже единственный в мире — и тот «еретик».
Значит, нет, говорю, правоверных в нашем столетье!

Ибн Сина собрал огромный фактический материал и разработал различные методы исследования в области минералогии, высказал глубокие мысли о составе и свойствах минералов, о причинах горообразования, происхождения вулканических явлений. По его гипотезе, вулканические явления связаны с рождением гор и землетрясениями. Причиной же горообразования ученый считал действие текущих вод, которые, прокладывая себе новый путь, сносили поверхность земли и намывали горы. Горы могли возникнуть, по его мнению, и в результате поднятия земли, или сильного землетрясения, или из осадочных пород.

Ибн Сина был известен и как лингвист, писатель и поэт. Он написал повести «Хайй ибн Якзан», «Соломон и Ибсал», «Рисала ат-Тайр», «Повесть о Юсуфе».

По словам востоковеда академика Е. Э. Бертельса, Ибн Сина для истории таджикской и персидской литературы — это незримый очаг подземного огня, питающий целую цепь огнедышащих вершин. Действительно, повесть Ибн Сины «Хайй ибн Якзан» в дальнейшем послужила основой для одноименного философского романа арабского писателя Ибн Туфейля, родившегося в 1110 году. (В русском переводе это произведение опубликовано в 1920 году.) А на мотив аллегории «Рисала ат-Тайр» («Птица») позднее были написаны произведения Фарирцддина Аттара и Алишера Навои.

Следуя своему великому предшественнику и учителю аль-Фараби, Ибн Сина выступал за государственное устройство с идеальным общественным порядком — без бездельников и ростовщиков, без духовенства и аристократии и других паразитических слоев. В государстве, говорил он, не должно быть, ни одного человека, который не занимал бы установленного для него места. Каждый должен заниматься каким-нибудь полезным делом. Человек не может удовлетворять свои личные потребности иначе, как в общении с другими людьми, в согласии с ними. Он не может жить вне общества. Живя же в обществе, люди не могут не сотрудничать. Но отношения между ними должны соответствовать нормам справедливости, установленным мудрым, любящим науку, справедливым государем. Однако, если законодатель несправедлив, замечает Ибн Сина, то «восстание против него оправдано обществом». Давать подробный комментарий этим смелым, глубоким высказываниям Ибн Сины нет необходимости.

Наиболее значительное творение, принесшее Ибн Сине мировую славу, — «Канон врачебной науки».

Советские ученые—востоковеды, историки, врачи — впервые в мире перевели и издали с глубокими научными комментариями полный «Канон врачебной науки» на русском и узбекском языках. Научная общественность страны получила возможность самостоятельно ознакомиться и оценить этот выдающийся памятник человеческой культуры — энциклопедический свод медицинских знаний древнего мира, итог воззрений и опыта древнегреческих, римских, индийских и среднеазиатских врачей. Ибн Сина не ограничился пересказом прошлого, он подверг его критическому разбору и пересмотру. Благодаря этому «Канон», став поистине новым этапом в развитии медицины, послужил основой для быстрого расцвета медицины, начавшегося в XVI—XVII веках.

Советский ученый, академик В. Н. Терновский считал, что «этот колоссальный свод медицинских знаний представляет собой одну из вех на пути развития подлинных идей гуманизма, связанных с борьбой за охрану здоровья и процветание человека. Величайшие памятники человеческого ума, к которым принадлежит «Канон», как факелы, освещают исторический путь, по которому идет человечество». Профессор Б. Д. Петров писал, что «Канон» — не только итог тысячелетнего развития медицины и знаний о природе, подведенный рукой философа-энциклопедиста и замечательного врача, «Канон» — это и новый этап развития медицины, и программа действий для последующих поколений, и во многом предвосхищение тех путей и достижений, для воплощения которых в жизнь человечеству понадобилось еще несколько столетий.

Каждая из книг «Канона» богата по содержанию, в каждой из них четко определена материалистическая направленность исходных позиций автора, основанных на опыте многих поколений и подкрепляемых собственными наблюдениями, каждая из них отличается исключительно рациональной системой изложения всех накопленных фактов. Так, учение о строении и деятельности организма у Ибн Сины правильно представлено как неразрывная и важнейшая часть медицинской науки. Ибн Сина относит его к категории знаний, которые «врач обязан доказывать в своей науке» и которые «врач должен исследовать при помощи внешних чувств и рассечения».

Изложение учения о строении и отправлениях органов в «Каноне» предшествует многим другим вопросам патологии и терапии. Такое расположение материала в нем отличается от многих других подобных сочинений предшественников Ибн Сины и идентично плану построения многих современных медицинских учебников и руководств. О строении и деятельности органов в «Каноне» приводятся обширные для науки того времени сведения. Таковы, например, данные о печени. Не углубляясь в детали представлений Ибн Сины о строении и деятельности печени и отсылая интересующихся к первоисточнику, отметим лишь, что признание Ибн Синой первенствующей роли печени в организме животного, понимание, что пища может быть усвоена тканями лишь после того, как она подверглась основательной переработке в печени и, наконец, его догадки о механизме желчеобразования более близки к современным знаниям, чем представления врачей и ученых XVIII и начала XIX века.

Многое из учения Ибн Сины о признаках и распознавании болезней пережило века и сохранило практическое значение и поныне. Важно, например, что при определении диагностического значения симптома Ибн Сина рассматривал его в комплексе с другими проявлениями болезни. Распознавание и правильная оценка различных признаков болезни, считал он, дают врачу возможность точно выбрать лечение, установить его прогноз и, наконец, добиться у больного глубокого доверия к своим действиям. Не потеряли ценности указания Ибн Сины о необходимости различать признаки по их значению: признаки ли это основного заболевания, сопутствующего ли («соучаствующего») или осложнения. В каждом конкретном случае они и определяют терапевтическую тактику врача.

Абу Али Ибн Сина (Авиценна)

Ибн Сина у постели больной. Персидская миниатюра.

Имеют определенное историческое значение и взгляды Ибн Сины на жизнедеятельность организма. Фундамент этих его представлений составляло широко распространенное у разных народов древнее учение об основных простых элементах (земля, вода, воздух, огонь), первокачествах (горячность — холодность, сухость — влажность) и соках организма. В учении о соках Ибн Сина утверждал, что организм находится в теснейшей органической связи с внешней средой — через пищу, дыхание, климатические и другие факторы природы. Что единство, целостность организма, взаимосвязь всех его органов существуют именно благодаря постоянному движению соков и проникновению их во все части тела. В силу этого любую болезнь он понимал как общее страдание организма.

Ибн Сина признавал, что при заболевании возможны изменения и в жидких частях организма (в составе и качестве соков), и в плотных его структурах (морфологические нарушения, как говорим мы сейчас).

Причинами болезни он признавал только лишь различные внешние и внутренние сугубо материальные факторы. Демонические же, колдовские силы им полностью отвергались. В числе причин поражений печени он указывал, например, такие токсические факторы, как недоброкачественная пища, употребление воды из заболоченных мест, злоупотребление вином, пряностями, неправильное чередование некоторых видов пищи. Печень заболевает также, считал Ибн Сина, при расстройствах работы желчного пузыря и желчевыводящих путей желудка и кишечника, при нарушениях пищеварения, при различных лихорадках и отравлении животными ядами.

В рассуждениях о лечении недугов в «Каноне» Ибн Сина рассматривает болезнь с точки зрения общего страдания, динамичного, циклично протекающего процесса, различного по происхождению, течению, тяжести и прогнозу — в зависимости от индивидуальных особенностей и своеобразия натуры (конституции) больного.

Наблюдения и опыт, материалистическое понимание причин здоровья и болезни, единства организма и внешней среды, отрицание астрологии и колдовства, признание психических факторов в возникновении болезни, указания на целительные силы природы и активную роль врача в восстановлении нарушенного здоровья человека н многое другое суть главное в медицинских взглядах Ибн Сины. Поэтому учение его живо в современной медицине и имя его бессмертно. Это был воистину выдающийся, разносторонне образованный врач-философ, энциклопедист, который мыслями своими и идеями, отраженными в его сочинениях, продолжает служить современности, помогает глубже и шире изучать мир.

«Канон врачебной науки» и «Даниш-намэ» (отрывки)

«Медицина прежде всего разделяется на 2 части: теоретическую и практическую. Каждая из этих [частей] является наукой и теорией. Однако та часть, которая особо именуется теорией, говорит только о воззрениях..., то есть это та часть, при помощи которой познаются натуры, соки, силы, разновидности болезней, их проявление и причины. Та часть, которая особо именуется практической, дает познание того, как производить процедуры и устанавливать режим, то есть это та часть, которая учит тебя, как сохранить здоровье при таком-то состоянии тела или же как лечить тело при таком-то заболевании». («Канон врачебной науки», кн. I.)

«Болезни бывают простые и сложные. Простая болезнь — это болезнь, являющаяся одной из разновидностей заболевания натуры или одной из разновидностей болезни сочетаний... А сложная болезнь — такая, в которой соединяются две из этих разновидностей или больше, сливающиеся в одно заболевание» (кн. I).

«...кто знает причины болезней, тот, конечно, сможет доставить все полезное для тела, заключая на основании противоположности. Действительно, такая медицина наиболее сообразна с природой. Например, голод есть болезнь, ибо все то, что приносит человеку тягость, называется болезнью. Какое же лекарство от голода? Очевидно, то, что утоляет голод. Но это делает пища, поэтому в ней и заключается лекарство. Так же точно жажду прекращает питье, переполнение же, в свою очередь, врачует опорожнение, опорожнение же — переполнение, труд врачует отдых и, наоборот, покой — труд. Одним словом, противоположное есть лекарство для противоположного, ибо медицина есть прибавление и отнятие: отнятие всего того, что излишне и вредно, прибавление же недостающего» (кн. II).

«Знай, что нет ничего хуже, чем переедать... Чрезмерное перенасыщение при всех обстоятельствах, будет ли оно от еды или питья, приводит к смерти. В результате чрезмерного насыщения немало людей задохнулось и умерло» (кн. I).

«Канон врачебной науки»

«Не следует наполнять желудок в такой степени, при которой не остается места для дополнительной пищи, а надо переставать есть еще при наличии некоторого аппетита. Этот остаток аппетита является продолжением чувства голода, которое через незначительное время исчезает» (кн. I).

«Самое главное в режиме сохранения здоровья есть занятия физическими упражнениями...

...Умеренно и своевременно занимающийся физическими упражнениями человек не нуждается ни в каком лечении...

...Физические упражнения... усиливают способности к действию и способности к испытанию действия на себе. Бросивший заниматься физическими упражнениями часто чахнет, ибо сила его органов слабеет вследствие отказа от движения» (кн. I).

«Массаж бывает различным: сильным, который укрепляет тело, слабым, в результате чего тело смягчается, продолжительным, от чего человек худеет, и умеренным, от чего тело процветает...

...Массаж преследует следующие цели: уплотнение рыхлых органов, затвердение мягких, разрыхление плотных органов и размягчение твердых органов» (кн. I).

«Прощупывать пульс должны в такое время, когда человек свободен от гнева, радости, не делает физических усилий, не испытывает каких-либо воздействий, отягощающей сытости или голода, не прекращает обычного образа жизни... Предварительно следует испытать пульс у уравновешенного человека с превосходным здоровьем, чтобы сравнить с ним пульс больного» (кн. III).

Способов распознавания состояния сердца, по Ибн Сине «...восемь: по пульсу, по дыханию, по сложению груди, по растительности на груди, по тому, каково тело на ощупь, по качествам нрава, по силе или слабости тела, а также по настроению человека».

«...поскольку сердце есть орган главенствующий, первый из всех главенствующих органов и важнейший из них, то решимость пользовать его лекарствами должна быть решимостью, опирающейся на великую рассудительность...» (кн. III).

«Знай, что если ты ошибаешься при лечении печени, твоя ошибка перейдет на сосуды и затем на все тело» (кн. III).

«Гнев сильно горячит тело, печаль сильно высушивает его, апатия ослабляет душевную силу и склоняет натуру к слизистости...

...В итоге уравновешивания характера достигается сохранение здоровья одновременно для души и тела».

«К числу необходимых для младенцев полезных средств для укрепления натуры относятся: во-первых, легкое покачивание и, во-вторых, музыка и песня, напеваемая обычно при убаюкивании. По степени восприятия этих двух вещей ребенком устанавливают его предрасположение к физическим упражнениям и музыке. Первое относится к телу, второе — к душе» (кн. I).

«Постоянное пьянство вредно, оно портит натуру печени и мозга, вызывает заболевание нервов, сакту и внезапную смерть».

«Питье вина детьми похоже на добавление огня к огню или добавление к огню сухих дров» (кн. I).

При лечении ангин «...своевременное полоскание горла уксусом, как только начнется опухоль языка или ангина, — одно из средств, разгоняющих опухоль и препятствующих [ее образованию] путем привлечения обильной влаги. Это также задерживает опухоль, которая едва образовалась. К подобным лекарствам принадлежат также квасцы, галлы, цветки гранатника и разваренные гранаты обоих видов; из них изготовляют лекарство для лизания. Молоко принадлежит к числу драгоценных лекарств в начале и в конце [болезни], ибо оно разгоняет опухоль, размягчает ее и успокаивает...» (кн. III).

«Нередко в горло вводят трубку, изготовленную из золота, серебра или чего-либо подобного, которая помогает дышать. Когда ангины усиливаются так, что лекарства не действуют, и [больной] убежден в своей гибели, то подающим надежду на спасение является разрез дыхательной трубки» (кн. III).

«Что же касается миндалин, то их подцепляют крючком и вытягивают наружу, насколько возможно это сделать, не вытягивая вместе с ними оболочек, потом режущим инструментом миндалины вырезают круговым разрезом выше корня, примерно на четверть [их] длины, предварительно перевернув сначала инструмент. Их вырезают одну, затем другую, предварительно приняв во внимание упомянутые [выше] условия, относящиеся к их цвету и объему. Когда отрезанное отпадает, то дают вытечь порядочному количеству крови, [больной] лежит лицом вниз, чтобы кровь не шла в горло, он прополаскивает рот остуженной водой с уксусом и вызывает у себя рвоту и кашель, дабы прочистить внутренность [горла], а после этого на [место отреза] кладут что-нибудь кровоостанавливающее, как, например, калкатар, квасцы и купорос, затем [больной] полощет горло тепловатым отваром уллайка с листьями мирта» (кн. III).

«Сарсам (менингит) есть острое воспаление или опухоль оболочек мозга; начальные симптомы этой болезни — головные боли, неспокойный сон и беспричинная угнетенность. По мере развития болезни наступает возбужденное состояние, страшные боли в голове и затылке. Иногда появляется кровотечение из носа и некоторое недержание мочи. Когда болезнь развилась, то всякая надежда на излечение становится тщетной. Лихорадка и психическое угнетение усиливаются, больной остается безмолвным и безразличным ко всему, что возле него происходит. Дыхание становится частым и неровным, однако сохраняет большие размахи, появляются общие и местные подергивания. Сон делается возбужденным и расстраивается галлюцинациями. Больной становится все более возбужденным, кричит и не выносит света. В конечном периоде болезни наступает паралич языка, развивается полная потеря чувствительности. Если к больному прикоснуться острием ножа, то даже при нажатии на него больной ничего не чувствует...» (кн. III).

«Знай, что название «флегмона» на языке греков означает всякое воспаление, затем так называют всякую горячую опухоль и затем — горячую опухоль, обладающую упомянутыми качествами и не свободную от воспаления вследствие задержания крови и закупорки пор» (кн. IV).

«...сила разума бесконечна и мыслимое им является бесконечным. Разум может воспринимать все, что угодно». («Даниш-намэ»).

«Противоположность каждого движения есть покой. Тело, которое движется в отношении места, или по количеству, или по качеству, или же в другом смысле, если оно движется равномерно, [то дойдет до такого] состояния, которое называется покоем». («Даниш-намэ»).

«Наука музыки состоит из двух частей. Первая часть — гармония, предмет этой части — звуки, в ней рассматривается их консонантность и диссонантность. Вторая часть — ритмика, предмет этой части — промежутки времени между звуками и удары, следующие друг за другом; в ней рассматриваются размер и отступление от размера. Цель обеих частей — создание мелодии». («Даниш-намэ»).

«В задачу сочинения мелодии входит и ее украшение. В основе лежит то, что мы уже говорили, когда рассматривали вопрос о сочинении мелодий. Украшения относятся как к звукам, так и к ритмам.

Из украшений, относящихся к звукам, можно назвать трель, смешение звуков, глиссандо и наложение...

Что касается украшений, относящихся к ритму, то они состоят или из увеличения, или из уменьшения по количеству или по числу. Умножение производится путем прибавления количества времени при замедлении движения — это то, что называется «чтением нараспев», сокращение по количеству времени называется «ускорением». Сюда же относится «растягивание» звука и его «укорочение».

Что касается увеличения или уменьшения по числу, то сюда относится уменьшение числа ударов при сохранении их времен — это называется «свертыванием». Если большие интервалы заполнить ударами, находящимися там потенциально, го это называется «умножением» — когда удары находятся внутри самого периода, «введением» или «поддержкой» — когда они находятся перед периодом, «переходом» — когда они находятся в паузе. Умножение предпочтительнее при тяжелых ритмах, свертывание — при легких. В обоих случаях неплохо придерживаться того же самого звука, но лучше заменять его вариациями» («Даниш-намэ»).

Академик К. Зуфаров, доцент Ю. Арзуметов.



Рейтинг: / 27
неактуальноактуально 



Bookmark and Share

Мудрый совет

От храпа
Рот закрыт. Дыхание через нос. Напрячь заднюю стенку языка и с силой оттянуть язык к горлу. (Если при этом приложить пальцы под подбородок, можно почувствовать, как напрягаются мышцы). Это упражнение следует повторять несколько раз в день, делая по 10-15 движений языком.

Свежие комментарии


Народный опрос

При плохом самочувствии Вы...
 

Облако тегов


Наша статистика