Сегодня: 03.12.2016   RSS
Твой мудрый Лекарь народная медицина
 



Фотогалерея HQ Все фото...

Душица обыкновенная
 
клевер
 
Зверобой продырявленный

Контакты

e-mail: u-lekar@ya.ru
www.u-lekar.ru
добавить на Яндекс

// Главная arrow Психология arrow Признаки маскированной депрессии

Признаки маскированной депрессии

маскированная депрессияСуществует среди врачей понятие — «трудные» больные, то есть больные, поставить диагноз которым стоит большого труда. Одни из них испытывают боли в сердце, желудке, зубах, другие испробовали все средства от головной боли, но она остается, третьи — маются бессоницей или одышкой, четвертых одолевают кожные высыпания, иные пациенты еле передвигаются — мешает вялость, разбитость.

Тщательные современные обследования регистрируют полное благополучие или выявляют столь незначительные отклонения, что нельзя и помыслить о них, как об источнике массивных жалоб. Диагнозы в конце-концов ставят, но вот беда, лечение, даже операции не помогают. Боли остаются, неприятные ощущения одолевают. После очередных кругов обследований и лечений такие больные «переводятся» в категорию «непонятных», и тогда их отправляют к психиатру. А может быть, подобная задержка простительна, вызвана тем, что психиатры как раз сидят «без хлеба», по их части в основном все здоровы?

На самом деле каждый четвертый житель промышленно развитых стран подвержен нервному недомоганию. Из-за временной нетрудоспособности, обусловленной исключительно нервным стрессом, США теряют ежегодно 20 млрд. долларов, 80% всех несчастных случаев на производстве вызваны им же.

Нервные стрессы — частая причина психических расстройств: от легкой депрессии до хронических душевных заболеваний. Доказано, что сердечно-сосудистые болезни, коллагенозы, желудочно-кишечные заболевания, рак и поражение сосудов головного мозга так или иначе, связаны с депрессией. Вот именно о ней и пойдет речь.

Жил человек, работал, не только испытывал удовлетворение, радость, удовольствие, но доставлял все эти чувства другим. С началом депрессии все становится тусклым, связь с миром нарушается. Чтобы как-то удержаться на прежнем уровне, человек включает резервы, в конце концов и они сдают. Депрессия заставляет по-новому строить отношения с окружающими, но уже на болезненной основе, и мир и его обитатели осознаются человеком по-иному.

В свою очередь, окружение не остается нейтральным, реагирует на изменившегося собрата целым спектром чувств: от жалости и сочувствия до раздражения и негодования, а порой враждебности: микросреда, в которой вращается больной, продолжает воспринимать его человеком здоровым и предъявляет ему, естественно, прежние требования. Для больного это не эпизод, а болезненный стереотип реагирования, ибо он существует в оболочке, видит мир сквозь серое, порой мрачное стекло меланхолии, постигает и оценивает окружающее неадекватно. Сам факт общения — непосильная ноша для него. И таков постоянный фон в течение многих месяцев.

Для некоторых депрессия становится фатальной. Это, пожалуй, единственное заболевание, при котором жизнь обесценивается и появляется стремление уйти из нее. Причем такая мысль воспринимается как спасительное благо, как единственный выход.

Для классической депрессии характерно угнетенное или тоскливое настроение, снижение психической активности, сочетающиеся с двигательными расстройствами и некоторыми соматическими нарушениями. Состояние депрессии наверняка испытывал — и не однажды — каждый здоровый человек. Это нормальная реакция на не приятности по службе, незаслуженноо оскорбление, тяжелое горе.

Патологическая депрессия, депрессия как болезнь, отличается или своей слишком большой продолжительностью и чрезмерной интенсивностью, или же отсутствием объективно значимой травмирующей стрессовой ситуации в непосредственно предшествующий ей (депрессии) период жизни человека.

У нас же речь пойдет как раз о состояниях, проявляющихся не в классической форме, мы будем говорить о разнообразных масках, которые надевает на себя так называемая скрытая депрессия.

Любая болезнь — страдание всего организма: его физической и психической сфер. При психических заболеваниях в той или иной степени наблюдаются и телесные (физические) расстройства. При соматических заболеваниях всегда отмечается отклонение в психике.

В случаях скрытой депрессии на передний план выступают различные телесные проявления. Собственно депрессивные нарушения, будучи стертыми, невыраженными, как бы отступают за кулисы: соматический занавес жалоб скрывает депрессию.

Степень выраженности депрессивных нарушений (несмотря на самый разнообразный прикрывающий фасад) чаще неглубокая, но имеет все же свои границы.

Напомним, что для истинной депрессии характерно подавленное, тоскливое настроение, психическая и двигательная заторможенность, изменение соматического тонуса. Если депрессивные нарушения выражены не ярко или если нет двигательной и мыслительной ассоциативной заторможенности, то речь идет о неполной (редуцированной) депрессии.

По мере смещения центра тяжести проявлений депрессии в телесную сферу, когда соматические симптомы (физические боли, неприятные ощущения) выходят на первый план, а психическая составляющая (настроение) уходит на второй план, тогда говорят о маскированной депрессии.

И, наконец, соматические расстройства заполняют собой всю клиническую картину. Физическое звучит настолько ярко, мощно и убедительно, что психическое (депрессивное) не выявляется, не осознается больным. Поэтому пациенты и говорят только о соматических проявлениях, жалуясь на боли и неприятные ощущения, не замечают сниженного, угнетенного настроения. В таком случае мы имеем дело с депрессивными эквивалентами.

Возникает и чисто практический вопрос: правомерно ли переносить традиционные методы лечения депрессий на маскированную или депрессивные эквиваленты? Согласно этим методам терапия должна быть «ударной» с увеличением доз для скорейшего устранения психического компонента. Но в нашем случае он заменен соматическим. Вот почему при лечении этих состояний мы отказались от максимальных доз и перешли на минимальные. Практика подтвердила правильность такого решения.

Такие разные маски

Мы хотим подробнее рассказать о состоянии, которое получило несколько названий: «скрытая» депрессия, «депрессия без депрессии», «ларвированная», «соматическая», «улыбающаяся», «туманая», короче, во всех случаях здесь психические проявления заболевания стерты, малозаметны, а физические, телесные — становятся преобладающими и заслоняют собой истинную болезнь, направляют мышление соматического врача и пациента по ложному пути. В результате подлинная первопричина недуга — депрессивные расстройства — не замечается.

Еще болезнь называют маскированной — она прячет свое лицо, рядится в чужие одежды.

Ощущение тяжести, чувство жжения, давление в груди, запор или понос, образование большого количества газов в кишечнике (метеоризм), головокружение, чувство стеснения и сжатия при дыхании, выпадение волос, ощущение кома в горле — вот далеко не полный перечень жалоб пациентов, страдающих маскированной депрессией.

Боли — очень типичный симптом, они, как правило, сопровождаются глубоким беспокойством и напряжением. Могут локализоваться в любой части тела, обычно усиливаются в предрассветные часы, характеризуются возможной миграцией, неопределенностью. Пациенты затрудняются при описании этих болей, с трудом подбирают слова для передачи ощущений, подчеркивая мучительный глубокий характер их, но четко отличают от ощущений обычной физической боли. Больные жалуются: «душит», «давит», «распирает», «булькает», «пульсирует». Боли длительные, тупые, продолжаются от нескольких часов до нескольких дней, месяцев. Реже они носят острый, колющий, режущий характер — «колет как шилом», «кол под лопаткой», «словно нож в груди».

Очень часто маской депрессии становится определенный «пакет» ощущений, связанных с конкретной локализацией. Тогда приходится говорить либо об абдоминальном синдроме («распирание», «вибрация» желудка, «вздутие» кишечника, запоры или поносы), либо об агрипническом синдроме (невозможность уснуть, чаще — пробуждение до рассвета). При артралгическом синдроме больные испытывают непонятные мучительные боли в суставах, позвоночни ке, чувствуют, что присутствует в их теле что-то постороннее, мешающее ходьбе и вообще всякому движению. Тягостные ощущения в области сердца — сжимающие, ноющие, щемящие боли свидетельствуют о кардиологической маске.

Возрастающие психологические и эмоциональные нагрузни на фоне изменения общей реактивности организма приводят к тому, что психичесние нарушения все чаще маскируются телесными расстройствами. Как оценить звучание соматического (боли, неприятных ощущений)? Только ли как проявление болезни? Почему в классической депрессии нет такого представительства телесного компонента? Может быть потому, что в этом не нуждается организм, ибо есть осознание психического неблагополучия? Когда же оно исчезает, организм начинает бить в колокол и сообщает о неполадках в «верхних этажах» власти — в головном мозгу, сигнализирует об этом с периферии его коре болями и неприятными ощущениями. По-видимому, в этом есть биологическая целесообразность.

Особое внимание читателя хочу обратить на маску депрессии, которую можно назвать глоссалгической. Глоссалгии — заболевания языка и слизистой оболочки полости рта; основные их симптомы — жжение, покалывание, саднение, зуд, онемение, нередко в сочетании с болями в языке.

При таких состояниях и больной, и врач сталкиваются с серьезными трудностями. Депрессивные же расстройства (подавленность, угнетенность, тревога) настолько похожи на сопутствующие стоматологическим болезням, что, понятно, воспринимаются как вторичные.

Больной утверждает — болят зубы. Он требует их удалить! И удаляют нередко по настоянию пациентов не только один или два зуба, но и все до единого. Такова маска депрессии!

Эти больные, кстати, жалуются и на сухость во рту, покалывания, пощипывания, ползания мурашек, ощущение «волос на языке».

Один из распространенных вариантов скрытой депрессии — нарушения сексуальной сферы. Они не только самые постоянные, но, пожалуй, и самые ранние признаки начинающейся депрессии. С нарастанием депрессивных проявлений усугубляются и изменения в сексуальной сфере: меняется продолжительность полового акта, уменьшается влечение, притупляется оргазм.

Больные, не осознавая снижения половых функций, стремятся сохранить прежний стереотип сексуальных отношений, по существу, предъявляют к себе повышенные требования, а это еще больше усугубляет имеющиеся расстройства и еще тяжелее травмирует психику.

Головная боль как маска скрытой депрессии доминирует в проявлениях цефалгического синдрома. Больные подчеркивают ее упорный, мучительный характер, жалуются на жжение, распирание, тяжесть, стягивание. Точную локализацию головных болей порой трудно указать.

Наряду с головной болью пациенты часто испытывают головокружение, нарушение равновесия тела, шаткость походки. «Земля проваливается под ногами», «все время тянет в сторону», «темнота перед глазами».

Обилие соматических жалоб, не укладывающихся в рамки определенной болезни, отсутствие или мимолетность органических изменений, неэффективность соматического лечения — всего этого достаточно, чтобы заподозрить скрытую депрессию.

У юных свои проблемы

Если у взрослых депрессивный синдром изучен более или менее полно, у детей такие исследования пока только начинаются. До сих пор нет единого мнения о том, в каком возрасте может проявиться депрессия. Одни авторы считают, что депрессивные фазы возникают даже у детей младше 10 лет. Другие исследователи сомневаются в этом. Все специалисты, однако, согласны с тем, что распознавание депрессии у детей — дело трудное.

Расстройства сна, приступы плаксивости, возбуждение, головная боль, тик у дошкольников могут иметь именно депрессивное происхождение.

У детей школьного возраста скрытая депрессия иногда принимает форму непослушания, лени, школьники не успевают в учебе, убегают из дома, по любому поводу вступают в конфликты.

При скрытой депрессии у взрослых и детей функциональные расстройства проявляются по-разному. Так, респираторные недомогания, боли, потливость не отмечаются у детей, зато у них бывают проявления болезни, отсутствующие у страдающих скрытой депрессией взрослых: энурез (недержание мочи наблюдается у 30% детей), мутизм (молчаливость, отсутствие как ответной, так и спонтанной речи при ненарушенной способности разговаривать и понимать чужую речь), затруднения в общении с окружающими. Такие состояния возникали или вовсе без причины, или после незначительных неприятностей. Имеющиеся расстройства часто не принимали выраженных форм и имели суточную динамику. Родители обычно связывали их с переутомлением.

Повседневная жизнь дает нам, к сожалению, немало примеров иллюзорного выхода из депрессии: увлечение молодежи хиромантией, религией, «тяжелым роком», «легким и тяжелым металлом».

Конечно, я ни в кой мере не утверждаю, что повальная приверженность современной молодежи к «року» свидетельствует о том, что все юноши и девушки - «скрытые депрессанты». Однако не сомневаюсь, что именно страдающие депрессией молодые люди — ядро, основа так называемых «трудных», «неуправляемых», «рокеров» и других мятущихся, тех, о ком в последнее время так много спорят — остро и противоречиво.

Неприглядные и социально значимые маски депрессии — алкоголизм и наркомания. Речь идет не об алкоголиках и наркоманах вообще, а только о страдающих скрытыми депрессивными расстройствами. Именно периодически возникающие депрессивные и телесные расстройства становятся толчком к алкоголизму и наркомании. Да, у скрытой депрессии очень много проявлений, и больному надо подробно описать свои ощущения, проанализировать свое душевное и физическое состояние, для врача же главное — синтезировать собранные сведения и поставить диагноз.

Эмоции, которые не стираются

Всем воздействиям социальной и биологической среды, событиям, происходящим вокруг нас, внутри организма, мы (хотим того или нет) даем эмоциональную оценку, причем самая первая оценка (еще до включения мышления) всегда полярная: «либо-либо». Но не все может осознаваться. При полном благополучии в организме человек испытывает комфорт, а сбои в его работе сопровождаются беспокойством, тревогой.

Эти полярные состояния имеют соответствующее биохимическое обеспечение в виде изменения чувствительности нейронов головного мозга к биологическим perуляторам его работы — медиаторам или нейропептидам — и названы емким словом «эмоции». О внешнем проявлении эмоций судят по мимике, выражающей состояние удовлетворения или страдания. Внутренним их проявлением как раз могут стать те боли или неприятные ощущения, о которых мы говорили выше. Они тесно связаны с биологическим знаком эмоций. Если положительные эмоции вызывают кратковременные реакции (повышается артериальное давление, увеличивается частота пульса), то страх, тревога, тоска, сниженное настроение (отрицательные эмоции), вовлекая в реакцию сосуды сердца, головного мозга, гладкомышечные органы (желудок, кишечник), ведут к нежелательным, серьезным последствиям. Произвольным усилием воли мы можем не допустить внешнего всплеска эмоций — сдерживаем себя. Однако возникшая отрицательная эмоция (возбуждение) остается в центральной нервной системе и распространяется на внутренние органы. Подобные «задержанные» эмоции имеют две особенности: первая — проявляют себя в виде болей и неприятных ощущений и вторая — обрастают бесчисленными причинами для самораскачивания (обостренная следовая чувствительность) и поэтому становятся практически постоянными. Пусть отрицательная эмоция или цепь их прошла, они могли даже забыться, но след остался.

И след этот — долговременная память, которая всегда эмоциональна. Отрицательная эмоциональная окраска жизненно опасных состояний приводит к формированию определенных штампов-матриц, которые впоследствии играют двоякую роль. С одной стороны, они предохраняют, уберегают человека от возможной встречи с опасностью, напоминая ему о соответствующем эмоциональном состоянии. С другой стороны, эмоциональные следы в памяти тех или иных болезненных явлений становятся источником воспроизведения «картины болезни», то есть готовых штампов, под влиянием любого отрицательного эмоционального стимула, связанного или нет с перенесенным страданием. Следовательно, «картина болезни», проявления ее готовы, ждут какой-либо внешней или внутренней причины, чтобы всплыть, предстать на обозрение, хотя объективные показатели здоровья у человека такие же, как у любого другого, много и плодотворно работающего и несущего бремя социальных забот.

Первостепенное значение в «воскрешении» заболевания имеет внутреннее скрытое накопление многочисленных отрицательных раздражителей (эмоциональных, интеллектуальных и др.), они создают предпусковое эмоциональное состояние, до определенной поры никак о себе не заявляющее и не воспринимающееся человеком, но этот процесс бессознательно контролируется памятью. В таких случаях «стартером» может стать совсем незначительный повод, который и запускает давно готовую картину болезни. Итак, причина нарушений самочувствия в эмоциональном, психическом состоянии человека.

Основные признаки маскированной депрессии

1. Обязательное наличие легкой угнетенности. невозможность радоваться и наслаждаться жизнью, как прежде, затруднение в общении с окружающими, стремление к уединению, ограничению контактов, снижение присущей ранее энергии и активности, трудность при принятии решении.

2. Обилие упорных и разнообразных болей и неприятных ощущений, носящих своеобразный характер, с трудом поддающихся описанию. Отсутствие или незначительная выраженность органических изменений, не объясняющих характера, упорства и длительности жалоб.

3. Нарушение сна: сокращение его продолжительности и раннее пробуждение. Снижение аппетита, похудание. Изменение менструального цикла у женщин, снижение потенции у мужчин.

4. Суточные колебания настроения, улучшение его в дневное время.

5. Периодичность, волнообразность имеющихся соматических, психических расстройств. Спонтанность (беспричинность) их возникновения и исчезновения.

6. Сезонная, чаще всего осенне-весенняя. предпочтительность проявления и соматических и психических расстройств.

7. Отсутствие эффекта от соматическом терапии и положительная реакция на антидепрессанты.

Если вы найдете у себя общие закономерности проявления скрытой депрессии, постарайтесь именно о них рассказать врачу, не стесняйтесь и не удивляйтесь, если врач направит вас для консультации к психотерапевту, психоневрологу, психиатру.

Помните, что заочные рекомендации без тщательного обследования недопустимы, лечение — всегда индивидуальный поиск.

Доктор медицинских наук В. Десятников.

См. также:



Рейтинг: / 42
неактуальноактуально 



Bookmark and Share

Мудрый совет

Бананы
Бананы снижают уровень холестерина в крови. Рекомендуется включать в пищевой рацион для профилактики заболеваний сердечно-сосудистой системы и рака (питание и рак), а также при депрессиях. Следует умеренно употреблять бананы людям, склонным к полноте.

Свежие комментарии


Народный опрос

При плохом самочувствии Вы...
 

Облако тегов


Наша статистика